Вам слушаю

 

Вы думаете, что не возможно? Когда придется просыпаться, то просыпается. Оцепление пропадает а жизнь уже там. Ну, я знаю, что я беспорядочно начинаю...дайте мне минуточку.

Раньше был только шепот. Я никогда ничего не слышал, я не знал, что у меня был этот внутренний голос и я не знал, что голос. Думаю, что шум грузовика был первый. Я дрожал, но это я уже чувствовал себя а сейчас мне можно слышать. И без особой причины.

Потом, был звонок велосипеда и позже все остальные. Вдруг я знал: я здесь. Ну да, знаю, вам просто знать, где вы находитесь а мне нет.

Мне хотелось вам рассказать о моей жизни, если бы я что-то знать: где я родился, кто меня приводил сюда и сколько лет назад...ну всё это скоро будут открывать. Луна зайдет (если бы я видел луну) и будут завершать работу. Нормальная работа. Надо пачкать руку а позже можно их чистить снова, правда? Это очень просто.

«По-моему, делают ерунду!»

«А что ты хотел?»

«Они так думают, знаешь!»

Ночью. Три голоса. Мои последние товарищи, приходящие откуда-то чтобы мне посетить. Давайте, ещё говорите, вам слушаю.

«Они достают меня! Мы должны что-то делать...дома у меня есть веревка!»

«По-моему ветка падает, если ты на этом вешаешься!»

«Давай, я серьезно говорю! Свяжем себя и потом сделаем...не знаю...голодовку!»

«Круто! Ну, давай это — круто! А нам можно курить?»

«Ну, да, Паннелла всегда курит!»

«Ты думаешь, что он в самом деле не ест?»

«Ну, ладно...у вас есть?»

«Я их закончил!»

«Я тоже»

«Перестань чушь пороть! Тебе нельзя спать, если ты не куришь сигаретку раньше!»

«Значит, что этой ночью я не буду спать!»

Не был первый раз. Человек с носовым голосом убедит другу, они курят и потом они пойдут в кровать. Веревки не будет, и они нигде не будут связываться.

«А серьезно, это не только для дерева, но они должны нам сказать о переменах!»

«Что?»

«Они должны сказать «Вам хорошо?» и мы говорим «Да, можно быть, нет...а подождите минутку!»...исследование уважает мои принципы!»

«Что ты говоришь! Я тебя не больше понимаю!»

«Вот это дерево! Да это некрасиво, криво и так далее! Но нельзя делать так очень халтурную работу! Нам нельзя всегда терпеть, что всегда так очень халтурную всё делают!»

«Ладно!»

Я открыл время, просыпаясь. Раньше, я никогда не думал о нем. Я просто вырастал потому, что я только мог вырастать. Роскошно. Это слово я недавно научился. Слова странны, в начале я не очень их понимал. В начале слово были только другие шумы.

«Пошли в жопу! Ну, я охотнее предпочитаю, что вырезают мою руку. Они не буду трогать мое ёбаное дерево!»

«А с каких это пор это твое дерево?»

«Также твоя сестра нет твоя!»

«Ещё своя сестра? Если тебе хочется её трахать, давай бери и скажи ей, не действуй мне на нервы! В любом случае, дерево коллектива, правда? Поэтому это даже мое!»

«Почему ты не берёшь дерево домой?»

«А почему ты не берёшь это?»

Удар. Что-то меня толкает.

«Бля! Расслабься!»

«Давай, Пьеро,  в любом случае, я не понимал потому, что ты интересуешься этим деревом? Всю Жизнь они режут то, что нравится им и сейчас ты разозлишься для этого!»

«Давай ещё кури, так ты расслабляешься»

«А что я курю? Картон?»

Пьеро. Я уже слышал это имя? Возможно он уже прошёл сюда.

«Вы ничем интересуетесь! Разозлюсь для этого, а как вам можно так жизнь? Никогда  не интересуясь ничем? Как можно менять вас?»

«я кое-чем интересуешься!»

«Да, курить!»

Косые смехи и нисколько «Идите на хуй».

Потом, все разошли домой.

До утра никого.

И потом другие голоса.

«Давай, поторопимся!»

«Не беспокойся! Я умею делать мою работу!»

Шум мотопилы, сильное орево. Казалось, что он приближался.

Вдруг телефонный звонок.

«Ты прилетела? Всё хорошо? Призываю, осторожная!»

«Дай мне! Режу я!»

«Да так упадаёт над моим головой! Моя дочка только что прилетела! Секундочку...извини миленькая!»

«Скажи ей привет!...привет Сара почему он нет с тобой?»

Сара...я уже слышал также это имя.

Несколько дней назад.

«Что значит, что ты уезжаешь?»

«Пьеро, я уже сказал тебе...не значит, что я про тебя не думаю...но...»

«Как долго?»

«Не знаю»

«Ну, закончит так?»

«Это просто до свидания»

«Долго до свидания»

«Давай, всё уже сложное. Вернусь, я должно вырвать пластинки...»

«Я серьезно уеду с тобой этот раз!»

Другие слова, лист упал и я вспомнил вес их тела на мой ствол. Момент отдыха, последний подарок перед свободой. Их последний поцелуй, когда мотопила начала погружать свои зубы, вырывая кору и решительно продолжая. Итак, кольцо после кольца, то металлическое орево становился дальше и безвреднее, и наконец-то исчезло. Наконец-то я снова ничего не слышал.

Back to Vi Sento