Спутник

Когда он смеется, все с ним смеется: глаза, лицо, руки.

А его руки, длинные и тонкие пальцы, которые меня подбирали и вмещали, меня ласкали и ударили по мне. Но было только секундочку и потом они снова смеялись.

Его всегда бужу я, поздно утром. Я пытаюсь ждать, но часто мне не удается удержаться: его неподвижность меня тревожит. Я его люблю. Я — его мать, подруга, дочерь. Я — его.

Напротив, он — ничьё имущество. Он – капризный мальчик. Беспощадный а беззащитный, у его глаз еще тень первая потерпленная бесчестность. Несмотря на это, он тоже обещает, забывает и разочаровывает.

Этим утром он рано проснулся, я наблюдалась за ним, бреющимся и в стороне. Его руки поглощенные медленными и точными движениями, которые рисовали обычные чары, резко сняты ненавистным запахом лосьона. Запах, который всегда так сильно и ненатурально распространяется, что он покрыл его настоящий запах. В комнате только запах со мной когда его не дома, а где-то. Кто знает вернется ли он, он больше не приглашает меня уходить с ним. У него много работ и мыслей, мальчик вымоется каждым утром с мечтами и пенами. Он надевает равнодушное лицо, дает ласку и улыбается «Пока, красотка» и уходит.

Раз он вернулся с девушки. Она не красива. А что-то в ней не дал мне ненавидеть её. У неё светлый и легкий взгляд, который когда попал над тебя, тебе хочется открыть душу ей. Тем вечером я пряталась от неё. Утром мы вместе пошли в низкий парк. Мы с ней. Может быть она хотела получить прощение за ночь с ним, возможно она пыталась нравиться мне, несмотря ни на что. Может быть, просто она не могла остановиться там и всмотреться в его закрытые глаза, представляя себе мечты, в которых она никогда не входит. Как я.

Это было красиво. Я почти забыла как я любила холодный воздух первых часов дня. Я помню: вдруг она повернулась к мне — в её взгляд лезвие, вызов — и потом, молча, она забегала. Как девочка, руки открыты как самолет. Неотразимо. Я поцеловала в конце бега. Мы вместе легла на поле тяжело дыша. Я лизала её шею, она отдавала вишнями. Она не вытерлась рукой. Я бы улыбалась, а не могла.

Вернув домой, она попрощалась с мной и сказала она скоро уйдет. Она оставила бумажку. Она даже не пыталась разбудить его. Её последнее движение было сжать мою морду руками, она приблизилась лицо к мне, нос на носу. «Пока красотка, иногда укуси твоего хозяина.»

Я больше её не видела.

 

Даже сегодня, я передумать о этой бумажку. Неизвестно, что было написанное.

 

“Ни один поцелуй, мой милый М.,

даже поцелуи с тобой — разочарование,

только чтобы предотвратить возможные будущие иллюзии.

Смешно, знаешь, так как же иллюзии — те, что стоят.

Тебе можно так любить, если ты хочешь. Выбор — твой.

А я люблю тех, кто любит как Луна. Без экономии в эмоциях. Даже, без осторожности.

Бери пример c твоей собаки. Она может понюхать ветер и поцеловать когда время.

Пока

А.»

Back to Satellite