Отправимся

На тот раз я не просыпалась.

Я всегда жила с нестандартным временем. Я проворно двигалась только самой глубокой ночью, когда я была последней хранительницей. Я ощущала её приехать когда голоса слабились и шум проносящихся к гаражам машин становился реже. Я нюхала её острый запах и я мягко привыкала в её тайных теперь уже раскрытых углах, так личных и уютных. Перед тем как утро её смещало, я её прощала должными жалобами и я безмолвно всегда благодарила ей за её возращение в нашем заговорщицком молчании. Это было как дать и иметь, заодно. Я с ночью.

Этот раз я ей изменила.

Я задержалась говорить с ней  допоздна для сравнения с ней. Я у неё спросила зачем. Зачем она заставила меня открыть Любовь когда она сама была жестоким альковом её неверности? Зачем она баюкала те два неверного тела, в другое место, а я верила, что она была моей одной сообщницей? Зачем она меня обманула неправильной любовью?

Я больше не чувствовала себя безопасно а вынужденно подавленно. Я ей больше не верила а я боялась её. Мы стали тюремщицей и пленницей. Ночь с мной.

Я хотела отомстить и я готова.

Тогда я ждала.

Постепенно...приехал.

Приехал проблеск и я видела её умереть.

На тот раз я познакомила рассвет.

Самый ценный дар. Самое осветительное откровение. Самый закрытый секрет: возрождение.

Мне не хватило окно. Я выбежала. Двор не хватил, я пробежала. Улица ещё была слишком много далекой, я убежала в пляже…но это ещё было как рубежом.

Утреннее золотое солнце сияло над шелковым полотном моря. Это еще не хватило. Я закрыла глаза на неопределенное время когда я их снова открыла, сверкающее шелковое полотно бороздилось прохождением лодки исходящих рыбаков. Это было похожим на рану. Это было похожим на мою рану. 

Я позвала их громким голосом, извиняясь у чаек за прекращение их хохотов. Я попросила их привести меня с ними.

Это хватило.

Я отправлюсь к дню. Я хочу ласкать горизонт.

Любовь, иди навстречу мне с днем. Сейчас я готова.

Любовь, подними паруса. Раньше я никогда не понимала её, свободу.

Когда в конце моего пути я снова тебя открыть ты сможешь быть всем внимание и я — раковиной.

Back to Salpi-amo