Cнова подняться

«Я больше не могу вернуться на пляже, башенка будет пустая. Слепой глаз над горизонтом.»

Подняться было победа, победить страх высоты, но необходимость и адреналин меня убедили.

«Будут меня видеть? Нет, скоро будет темно и сюда никто не перейти зимой.»

Теперь, напротив, все — непрерывное течение, вдалеке тихий гомон, подавленное гиканье. Море — тихое и его шум не нависает над ними. В начале, я думала, что были дельфины и их тайный язык, потом я поняла, что они были другие существа.

Ещё были следы колес, концентрический круги. Они были удушливыми. В открытое место, где горизонт — единственное препятствие , она чувствовала себя давленая, в западню. К морю, (она о этом думала), но она увидела в многих фильмах, что кто убегает к воде, часто просто утопить, и она плавала как всякий. Держаться по воде, да, а ничего больше. Не были уверенности или основы, за которыми ухватиться.

Он ей сказал, что они будут гулять по пляже, будут другие друзья, и может быть костер.

Сейчас, смотря на песок, тебе можно найти  в него рисунок, как она девочкой представляла себя лица и профили в мраморе пола дома.

Она нашла его во рту: он схватил её за волосы и подвинул её внизу, и она, орая, заглотал песок и потом кашель и почти судорога. Убежать, после первого момента страха, убежать, куда?

Сейчас он стоит с руками на кармане и смеется.

Он смеялся. «Ну ты испугался? Это было шутка...». Нет, это не было шутка. Он не закончил говорить,  на смех наложился другой шум, росший рокот. Были мотоциклисты, из тех странные с бакромами и американскими мотоциклетами.

«Я пропала!» она думала, куртки и цепи.

Но они не хотели её. Они его окружили, улыбка пропал с лица молодого человека, она убежала и больше его не видела. В глазах только образ заштемпелеванных крыл на куртках.

Сверху море — свобода, и страхи тают как соль. Остаются на дне.

Back to Ri-salire