Горе нам, любовь моя, горе нам. 

Среда 9-го

на глупом западе, 

Горе нам, любовь моя, горе нам.

Что ты делаешь? Ты наелся? Недавно мне очень нравится заходить в мясную лавку. Нужно перейти село и мост, я смотрю на реку над камнями туда и на камни под рекой на обратно и думаю о тебе. Тебе нравится маринованное мясо. Но тебе пишу по этому: ну вот, я — уверена, что ухудшение мира ускоряет. Я могу видеть действия: отметил ты, что новый год летит быстрее старого года? Я очень встревожена. Часто мне снятся много кошмаров, в которых кто-то меня преследует а самые преследованные хотят меня схватить а нечего точно. А ты тоже? Тебе снятся кошмары? Я скучаю по тебе, скучаю по тебе, греби сюда. Греби сюда и проверь, что я закрыла дверь ключом перед тем, как ты гасишь свет. Я не знаю встревожен ли ты тоже тем, которое случается в мире, а мир всегда был таким несправедливым и так будет навсегда, ты говорил бы. Это правда, а мне кажется, что лишь ухудшает мир в этом очень быстром году, почему? Это пугает меня. А о чем говоришь ты? Ты также читаешь те газеты, увидел ты? Утром больше не удается дочитать новости без отвращения! Эти мне портят завтрак, день, и даже потому, что я чувствую себя неловко потому, что я попала в ловушку и придаю им значение. Я - такая глупая, этим гадким удается испортить мои дни таким образом. Мертвые, мертвые, мертвые и их пустые разговоры, их гадкие пустые разговоры. О чем думаешь ты? Что делаем? Мне ничего не говори, я больше не попадаю в их ловушку и не делаю ничего, которое им удобно. Хватит оказать услугу этим мерзким.

Любовь моя, будет заканчивать все это? Будут кончать быть такими безмозглыми? Я встревожена новым годом и я уже была встревоженной старым, вообрази, теми насилиями, которые мне показали быть только началом или первыми признаками чего-то хуже. И все это несмотря на меня и тебя и на это кофе с медом, на каждый знак нашего разума, на каждый цвет в каждом растении. Я боюсь за нас, за всю красоту между нами, за твои планы и мои иллюзии. Я боюсь за всех тех, которые умирают и которые убивают. Я боюсь за всех тех, которые умирают и убывают внутри. Разрушь и снова построй. Мы оказались в разрушение и если нам удается, все будет только горестной насмешкой. Да, мы — живущие тела, да, но мы среди человеческих развалин. Ничего не учится, а забывает простые основы человечности и войны - просто другие войны, все различение а всегда равные: мерзкие. Каждый теряет себя и другие.

Мне холодно из-за разрушения, я хотела бы тебя обнять над пальто и потом попить два или три пива с тобой. Ты видели фотку я тебе отправила? Тебе нравится? Это было на старой карте памяти, ты сам её снял (мне нравятся кости моей спине, которые появляются из кожи как гребень дракона). Я знаю, если бы я говорила о смешных темах и веселых открытиях потому, что, я — согласна, эта наша дальность - уже достаточно грустна. А тебе рассказываю, что у меня есть. У меня прекрасные представления, веселые представления полные всегда различных желаний и очень красивых деталей моих суток здесь наверху. У меня есть величественные гигантские чрезмерные представления и муравей-представления и крошка-представления. Я иду по дорожке крошек и представлений и вижу находишься ли ты в конце, лежащий по стороны рва. А если ты находишься там, тогда потанцуем эту такую веселую музыку и подзабудем смерть. Эта музыка, которая играет так: ммммм….ммммм...ты слышишь? Я слушаю и напеваю.

 

Назло чертам и

против всех войн 

до скорого любовь моя,

 

Дора