Параллели

Маленьким он любил ходить по линии, которая делит на два ряда квадраты кафельной плитки. Со знанием дела он всегда следовал по этой линии, никогда не оступаясь. «Это нормально», - говорили вокруг. «Так делают все дети. Придумывают себе разные развлечения».   

Но когда он вырос, эта привычка исчезла вместе с прочими детскими капризами. Он гулял по этим линиям, воображая, что идет по нитям, и представляя себе состояние опьянения от такого нестабильного положения. Он держал плечи строго прямо, спина вытянута, взгляд опущен. Фантазировал то, что его окружало, видел, что под совсем небольшим пространством под его ногами совсем ничего нет. Иногда пробовал терять равновесие, чтобы ощутить страх от падения. Это не было похоже на то, как гуляешь по краю утеса. В таком случае один край скрывает пропасть, зато второй дает спасение. Нет. Он шагал по одной нити, прекрасно осознавая, что оба края равно опасны. Это ощущение симметрии в каком-то смысле приносило ему удовольствие. Он останавливался и поднимал глаза. Мир всегда поражал его по-разному, мир всегда отличался от его ожиданий. Люди бежали по кафельной плитке, равнодушные к той линии, по которой, как он считал, ему должно следовать. Он им завидовал. Они умели говорить и идти по пустоте, не ощущая страха от этого ничто.  Он говорил себе самому, что и у него, может, так получится. Окидывал взглядом свое тело и вспоминал, что внутри он такой же, как они. Две руки, две ноги. Одна голова. Отрывал ногу от линии и заносил ее над плиткой. И никогда не мог ее туда поставить: им овладевала паника. Головокружение начинало биться от уха и затем захватывало мозг. В его голове голос вопил во всю глотку, но никто не мог этого услышать. Никто и не должен был это услышать. Он быстро возвращал ногу на линию и опускал взгляд. Оставался неподвижным до тех пор, пока не проходило головокружение, и только потом продолжал идти. И такое поражение – каждый раз. Временами его пересиливало желание уйти с намеченного пути и присоединиться к другим, но бессилие всегда побеждало.  

Но в один день случилось нечто неожиданное. На земле, где прерывался горизонт, странный свет выглядывал из места, которого, казалось, до этого момента там не было. Он решил собраться с силами, отбросить страхи и пойти навстречу неизвестному. Может, это был удачный момент, он мог наконец сделать это. Несколько шагов, и он потонул в этом открытии, его окутали лучи света, сверкающие и неосязаемые.

Остановился, чтобы поднять взгляд, и мир поразил его еще один раз, но так, как он не мог себе представить. Несколько мгновений понадобилось, чтобы понять: открывшаяся перед ним панорама была из одного далекого воспоминания, провалившегося в глубины его детства. Там было так много мелочей, которые нужно рассмотреть, почувствовать, различить: запахи, которые остались навсегда на задворках его памяти, звуки, которые заставляли вибрировать струны, остававшиеся слишком долго неподвижными. Там вне, за его ногами, линия прерывалась, оставляя пространство лишь хаосу внешнего мира и тем ощущениям, которые пробуждали в его голове древние доказательства прошлого, казалось бы, навеки потерянного. Было время, должно было существовать время, когда все было иначе. Впервые появилось ощущение чуждости к тому миру, в котором он так упорно пытался уединиться. Еще чуть-чуть и он был готов его покинуть. Еще один шаг и его вселенная была бы разрушена навсегда. И вот так все заканчивалось, исчезало, пока он парил далеко от земли, поддерживаемый за плечи тем, кто намного сильнее его. Свет исчезал и возвращался полумрак, и возвращался страх.

Back to Parallele