Дыра – трилогия окон и безделья

Прошли 11 месяцев и 22 дня c тех пор, как работы начались

Прошли 49 месяцев и 17 дней с тех пор, как я решил всё спроектировать.

Прошли 112 месяца и 3 дня с тех пор, как я понял, что я нашел правильный путь.

Сейчас, в первый раз, я внутри. Мое создание, мой ребёнок.

Первым долгом, я обхожу мою собственность, стоящую 12 миллиона. Я, её создатель, вижу эту в первый раз. Я считаю шаги, медленно и наслаждаю одним за одним. Сад и наружные помещения ещё не закончились, но я могу видеть. Я могу видеть семью доктора Скиллипицци и их друзей, носящихся по моему ставленнику и они  его высокой надёжностью, его комфортами, и его уютным и теплым видом.

Бесконечный обход, почти циркуль, до моей машины. Эта -  открыта.  Я беру проект, и смотрю на дорогого Джованни

«Джанни, сейчас проконтролируем, ты готов?»

«Конечно, доктор! Инженер! Мы придерживались указаний, вам понравится! Кухня, по-моему, слишком много темная, но в гостиной есть свет c рассвета до....»

Я перебил только взглядом, захвачу его личное пространство. Грозно. Никто не говорит это о мужичишке, у которого высота в 1.50 м.  А знаю проксемику как свои пять пальцев. Я вижу пространства. Мне не надо слова, если мне можно сообщить просто обходя своего собеседника. В нем.

Я сосредоточенный, и мне не хотелось перебиться, помешаться или сообщиться словами Джанни. Наиболее сейчас.

Прошли 115 месяц и 7 дней с тех пор, как я выразил своё желание создания.

Я как бог. Перехожу  дверь и рассматриваю каждый угол, от величественного входа, открывающегося в очень широкую гостиную. Камин и большие окна дарят серый и сильный свет уже когда я вхожу в помещение.  Очень медленно дохожу до кухни и внимательно, стратегией и схематично обыскиваю каждую комнату и гостиную. У меня право и долг проверять каждую раму, каждый угол и орган моего ставленника. Поднимемся на второй этаж.

Прошли 323 месяца и 2 дня с тех пор, как мой отец мне подарил мой первый детский конструктор. Мой первый ставленник. Я уже был точный и  маниакальный.

Каждая спальня мне кажется совершенная.  И также проверю стены и полы точными стуками. Прежде костяшками пальцев, чтобы быть спокойным, что колонны и несущие стена в точном месте, и потом каблуками. Мне надо знать, что кто будет жить внутри, чувствует себя безопасный и обнятый красивой наружностью и совершенством.

Я проверял семь спален и четыре санузла. Чердак и первый чулан. Открываю дверь последней комнаты, второй чулан. Исполнение переходит спину, как дрожь. Улыбаюсь, поворачивая ручку. Я неосторожный и глупый. Никогда торжествовать победу перед концом.

Вхожу в второй чулан и несмотря на его правильность и гармонию...вы не верите, а я не знаю как сказать, произойдет и нечего мне сделает. У меня нет схематичного контроля моих глаз. Дрожь удовольствия успеха и исполнения станет размячением нижних конечностей. Разочарование: крайнее, окончательное, непоправимое.  И потом, ярость: трудная, глухая, немая, глубокая, расчетливая.

Прошли 112 минуты и 42 секунды с тех пор, как в первый раз я увидел мое создание, мой сын. То восхитительный дом, который я всегда хотел проектировать.

Ну, вхожу в второй чулан и несмотря на его правильность и гармонию...вхожу и нахожу окно, которое я никогда проектировал. Окно, которому нельзя быть. Окно в чулане: я никогда не видел что-то глупее, и в так совершенном доме, так гармоничном. В мое создание, которое я представил себя, спроектировал, наладил, сопроводил и принял в своем сердце. В сыне моего мнения, мучительная дыра, создана глупостью Джованни и его бригады. Эта дыра перед мной и почти на меня смотрит. Моей ярости лучшего нечего попросило, чем этой мучительной дыры.

Прошли 431 месяц и 15 дней с тех пор, как моя мать меня увидела в первый и последний раз. Понимаю как она чувствовала себя. Причина мучительной дыры.

Back to Il Buco