Отсутстыие названия

Я — красивая девушка, думаю, что вы повернулись бы , чтобы смотреть на меня если я проходит мимо вас. И также думаю, что вам нравилось бы болтать с мной: вы захотели бы предложить кофе.

У меня лишь одно желание - спасать себя. Я проходила много дорог, чтобы преследовать свою цель: полная преданность работе и семье, погружение в искусстве и природе и потом любовь. Не было точного времени, чтобы искать любовь, в каждом поступке я искала родство душ. Иногда я чувствовала промельк, искру, так водящую меня наверх как ничему не удалось. Потом, беспощадно, приходила ложь. Сначала, я не замечала: хотя лжи были маленькими и невиновными, я ощущала, что все было хорошо также благодаря им и по временам именно я пользовала ими, и я себе прощала, я оправдывалась. Когда они были больше, тогда я сердилась, я разоблачала измену и несправедливость, и я должна признать, что это белое и черное меня успокоило. Проблема пришла, с годами и знакомыми людьми, лжи стали обильными. Мне не удалось их управлять, я не перехватила их перед тем, как лжи у меня болели и я отнялась когда я нашла одну. Тогда я устранила то, что больше создавало для меня разочарования: я отказала встретиться с мужчинами...и вас уверяю это было трудно! Я провела немного времени тихом, посвящая досуг себя, но скоро также подруги меня разочаровали. Тогда я попытала сократить мои отношения только в семью, но никто, никто не свободен! Тогда я искала укрытие, место где я могла быть самая и лелеять иллюзию жить.

Мы занимаемся окружаемыми полями, кухней, читаем, шарим по Интернету, делаем то, что нам больше нравится. Я больше чего люблю фотографировать здание: я пытаюсь изображать в фотографиях то, что такое здание значит для нас. Программа предусматривает также нормальную а не постоянную физическую деятельность. Первый раз я с ним встретилась, мне не удалось его слегка коснуться. Он ничего не делал, он все время сидел на кровати, не двигающийся и молча. Он платится, чтобы нас насытить а только если мы хотим. Некоторые из нас откажутся встречи на долгое время, другие никогда его не встретили и ещё другие его заказать как можно быстрее.  С первой встречи до второй провели несколько месяцев, думать о возможности разделить мужчину с другими женщинами не было легко, но ревность к простому телу не существует  и у меня только его тело и я только это хотела. Сначала я верю, что я его не терпела, я его не выбрала и я никогда его не выбрала бы если я познакомилась бы с ними вне здания, но у него только дар: он был только тело, честно работающее. Я кончила...черт возьми! Я кончила!

Уже пять лет я снимаю фотографию и пишу это письмо после каждой встречи, я отправляю знакомым адресам города, надеясь, что кто-то читает и говорит мне, что ему не можно врать.

Я ему поверю, я вам поверю.

Back to Anonimia